вторник, 2 октября 2012 г.

Потерянное сознание ч.1


На гладкой, почти глянцевой, поверхности была выгравирована надпись, которая имела тайный смысл. В полнейшей отрешенности от всего мира он запоминал каждый миллиметр букв, проводя по ним пальцами, впитывал каждый не расшифрованный символ, чтобы потом в один момент понять все, сложить каждую букву в правильном порядке. Постепенно эта надпись теряла очертания, становилась полупрозрачной и в один момент стала порталом в глубины самой себя. Его пальцы оказались с той стороны надписи. Здесь и сейчас нужно было решить - остаться снаружи и постепенно узнавать происходящее, не торопить события или же опуститься вглубь, попытаться достать до самого дна и узнать всю правду, от которой может стать больно, которая может шокировать так, что его душа не будет подлежать восстановлению; узнать правду, которая может убить... 

Вход в портал все еще оставался открытым. Он потратил около получаса, чтобы принять, в любом случае, верное решение. Осторожно просовывая руку вперед, в эти плавившиеся буквы, он видел, как сначала из поля зрения скрылись пальцы, затем вся кисть. Запястье обжигало кошачьей царапиной. Остановившись на локтевом сгибе, он почувствовал, что обратно дороги нет. Приятное головокружение окутало его жарким летом и прохладной водой необитаемого острова. Сердцебиение учащалось. Тело становилось будто бы меньше в размерах и таким легким, что, казалось, толкни его кто-нибудь в спину - он упадет и вряд ли сможет встать. 


В момент, когда он оказался перед самым центром притяжения внутрь и сделал, как последний, глубокий вдох, буквы стали огромными. На каждой и в каждой из них были другие буквы, другие слова, миллиарды слов, замысловатых символов - они были везде, даже в тени. Теперь он оказался полностью в этом пространстве, в пространстве самого себя. Вход в портал затягивался за его спиной, а сам он стоял перед началом величественной надписи, высотой с двенадцатиэтажный дом, протяженностью в десятки километров. 

Он знал - чтобы изучить и понять каждую букву ему понадобятся годы, века, тысячелетия, альпинистские и строительные принадлежности, ворох книг, словарей, энциклопедий, выдержка, терпение и какой-нибудь действенный метод, чтобы не сойти с ума. 

По привычке он поднял взгляд туда, где должно было быть голубое небо. Представил его и солнце, которое он видел последний раз, стоя на мосту. Выдохнул из себя весь воздух, чтобы ничто больше не отвлекало его от работы, которую он собирался начать с минуты на минуту. Сердце протестовало, металось в грудной клетке, билось о прутья, но все равно постепенно сбавляло обороты, подчиняясь воле хозяина. 

Он взял двухметровую лестницу, приставил ее к первой букве и поднялся на 1/12 часть. В одном кармане была лупа для увеличения мелких символов и букв, в другом - лежал блокнот и несколько упаковок черных ручек из расчета 120 штук на каждый уровень буквы, для того, чтобы записывать или даже зарисовывать неподдающихся расшифровке сразу. 

Я наблюдал за всем этим в камеру первой буквы, сидя в кресле за стеклом и попивая холодный мохито. Красный маячок, мерцающий на ней, выдал мое присутствие. Один удар из вне и изображение на мониторе пропало. Теперь я был полностью слеп и полностью потерял контроль над ситуацией. Я не видел ни единого его шага и распознавания тайных знаков, а просто ждал, когда он доберется до второй буквы, чтобы увидеть итоги и выводы по изучению первой. Теперь можно было даже поспать. Вторая камера включится, как только он поставит лестницу к следующей букве, потому что на каждой из них стоят датчики на движение. 

Я кладу руки за голову, раскидывая локти в стороны, закрываю глаза, откидываюсь в кресле и погружаюсь в свою вторую реальность - в мир, где правит Морфей...


Очнувшись от какого-то громкого звука, сразу было сложно понять, чем вызван этот раскат - то ли гром, то ли взрыв, может, упало что-то. Монитор камеры первой буквы все еще мерцал помехами вместо какой-либо четкой картинки. Принтер выдал короткий отчет: "Точка над "i" поставлена. Переход к следующей букве. Вам нужно присвоить имя астральному телу..." Значит, я проснулся именно на том моменте, когда этот мой астральный товарищ ставил точку над "i". 

Стоп! Мы так не договаривались! А как же более развернутый отчет и все его мысли, и все его выводы. Теперь еще и имя ему присвоить надо. Ох, не люблю я эти придумывания имен, и вообще, надо ему жучок вшить в тело, а то я так в скором времени буду похож на не выспавшуюся сову. 

- Здрасьте! Мне начальника IT службы, пожалуйста. Ага, жду.... Привет, дружище! Хотел попросить тебя вшить нашему ээээмм... еще не придумал ему имя, но ты понимаешь, о ком речь... Так вот, ему бы вшить жучок какой-нибудь, а то я не успеваю следить за передвижениями и напрочь не понимаю, что он творит, и даже не вижу, потому что он разбил камеру первой буквы. Твои ребята, кстати, так ее и не починили еще. 

- Мы можем поставить ему специальные устройства в зрачки. Вы будете видеть то, что видит он. 

- А чувствовать? Я хочу чувствовать каждое его действие. Хочу стать его нервными окончаниями. Есть у вас такое что-нибудь? 

- Надо посмотреть, но видение его мира я вам могу гарантировать. Он как раз спит. Сейчас займусь этим. 

- Отлично! Жду результатов. Да, и первую камеру почините! 

- Ок, босс! 



Теперь предстояло самое сложное - выбрать имя. Google мне в помощь. Итак, мужские имена. Куча ссылок. Перехожу с одной на другую. Безрезультатно. Везде какая-то банальщина, типо Антон, Артем, Адольф... о, Адольф... нет, не пойдет. Идем дальше. Придумать бы что-нибудь такое-эдакое - необычное. А, может быть, просто сложить значение и назвать его числительным, тем самым осознанно приблизив его к осмысливанию той надписи, в которую он погрузился? 

После некоторого времени раздумий и подсчетов я решил, что назову его 8-й. Не хочется утопать в поисках смысла, для правильного и обычного выбора имени, чтобы оно полностью ему подходило. В таком, числовом, тоже есть достаточно большой и неоднозначный смысл. 

Принтер зашипел и выдал новый лист. Сообщение от IT-ишников: "Камеры в зрачки установлены успешно. Enjoy! P.s. нервные окончания закончились." Вот любители переводить бумагу. Могли просто на почту прислать письмо. Ну, да ладно, не об этом. 

Как-то страшно было переходить в режим видения мира глазами 8-го. Вдруг он проходит через то, чего я никогда не видел?! И даже хорошо, что нервные окончания закончились, потому что неизвестно готов ли я вынести все то, что он выносит на себе, ползая по буквам, как улитка, впитывая каждый символ. 

Пожалуй, я хотел бы самую мощную его часть астрального тела - мозг. Обладать ею, чтобы видеть все завихрения и процессы, чтобы видеть каждую реакцию на влияние внешних факторов этого замкнутого мира. Вот только не знаю, как я смогу одновременно наблюдать в камеру за ним и быть его взглядом. Радует тот момент, что видение мира его глазами я могу выключать. Но, в этом случае, я опять упущу, возможно, важные моменты в его познании смысла. Палка о двух концах - на одном конце я, на другом он, а ствол один. 

Включается камера второй буквы. Видимо, изучение смысла первой буквы далось ему не слишком с большим трудом. Свежий вид, никаких ссадин, царапин, синяков. Да, и не было в ней ничего сложного. 

Пока я просто смотрю в монитор. Специалисты сделали маячок камеры менее заметным, так что теперь 8-й не знает о моем наблюдении. Он обходит вторую букву вокруг и, судя по виду, думает с какой стороны лучше начать, чтобы оптимизировать затраты сил. Потому что эта буква почти в три раза больше предыдущей. Он наклоняется и что-то внимательно разглядывает на песке у основания конструкции. Достает из кармана лупу... так начинается углубленное изучение смысла второй буквы. Я становлюсь его взглядом. 




Когда изображение начинает приобретать более менее нормальные очертания, я чувствую себя роботом Wall-e. Кажется, что могу шевелить глазами вверх/вниз, издавая при этом такие же звуки, как он. А теперь серьезно. 

Я вижу то, что видит 8-й. А видит он кусок какого-то дерьма и зачем-то разглядывает его под лупой. Сейчас я рад, что не чувствую запахов. И чего он в нем забыл? Нет, конечно, дерьмо - к деньгам, но зачем они ему сейчас, когда он только на второй букве. Наверное, строит планы на будущее, когда закончит исследовательскую деятельность здесь. Думает, что скопит сейчас небольшое состояние, постигнет смысл, выберется отсюда, удачно и счастливо женится, заведет детей, уедет жить-доживать куда-нибудь к морю под жаркое солнце и будет заниматься любимым делом. Но для того, чтобы эти мысли потом материализовались - надо сейчас поковыряться в дерьме, а иначе никак. 

Утешением явилось то, что не просто так он разглядывал чьи-то испражнения, да еще и в увеличенном формате. На вершине этой лепнины виднелся кусок какого-то металла. Чем-то похожий на монету, стоящую ребром. Ой, нет, нет! Не руками только, прошу! ...Ну что ж, я виноват сам. Надо было предусмотрительно выдать перчатки на всякий случай; следить за собаками, ну, или кто тут нагадил. Скажу охране, чтобы внимательнее были и приготовили перчатки к следующей букве, а то сейчас начнется парк аттракционов со всякими зверушками. А если 8-го покусает какая-нибудь заблудшая овечка? Гнать эти мысли и гнать подальше. Опять я отвлекся. 

Интересно, морщился он или нет, когда пальцами доставал эту монету, чтобы прочитать подсказку, как зайти внутрь буквы?! Тем не менее, после расшифровки, на которую ему понадобилось 15-20 минут, он пошел в направлении, как ему казалось, скрытой двери. На монете был выгравирован какой-то мужчина, который держал поднятой кверху руку с вытянутым указательным пальцем. Недолго думая, 8-й полностью скопировал позу этого мужчины, посмотрел на свою тень и предположил, что именно она указывает нужное направление к двери, потому что ничто в этом мире людей не случайно, а в мире, в котором он был сейчас - тем более. 

Если верить его движениям и расценивать их как логические ходы, то он пытался найти какую-то неровность в первом уровне буквы и тем самым открыть дверь внутрь. Пока мы просто ходили кругами. Я смотрел вперед, точнее смотрел туда, куда смотрели глаза 8-го. Он вел рукой по стене, чтобы не пропустить любую зацепку. Ширина его ладони была 7 см, поэтому не сложно представить, сколько бы мы там ходили. От долгой ходьбы по кругу у меня штормило извилины в голове. По его подсчетам, максимум, что мы могли исследовать, водя рукой по поверхности, чуть больше 180 см высоты буквы от пола, так как дальше не доставала ладонь. 

Нам удалось избежать долгой безрезультатной прогулки, потому что он нашел едва ощутимый проем на высоте около метра от земли. Выступ щели был не более 0,5 мм. Как он умудрился ее заметить? Ума не приложу. "И не прикладывай", - шептал мне мой внутренний голос, - "просто выдай ему инструмент, чтобы он открыл дверь, хотя бы подцепил немного". Да-да, сейчас. Слушаюсь и повинуюсь. "Эй, обернись, сзади тебя лом!!!" Он как будто меня услышал. Повернулся, взял лом. Приложил нешуточные усилия, и дверь со скрипом подалась вперед. 

Так, почему я чувствую запах сырости и болота, ударяющий мне в нос с такой силой, что... но, слава Богу, обошлось без крови... Не знаю, как 8-й его так спокойно перенес, вдыхая всеми легкими, но меня начинало мутить от воспоминаний и ассоциаций, летящих в голову свободным падением. Болото... Болото... Болото... его глазами, и своим, возникшим из неоткуда обонянием, я падал в омут воспоминаний, своей прежней жизни и всего того, что так старательно пытался забыть. Мы входили внутрь...


Слишком холодные ощущения под кожей. Тело погружено в ванну воспоминаний и без сопротивления дрейфует в этой луже. В подсознании всплывают моменты, которые уже прошли, кадры того, что, я надеюсь, никогда не вернется: разодранные колени новых джинс, темные подъезды развратных alco-районов, разорванные в похоти ремни, запретные прикосновения, веранды холодных ночей августа-сентября в двухчасовом прощании, убитое ядом время... время... прыжки в поезда/самолеты... романтика ночных салютов, глотков "мантхэттена", робких движений и неуклюжих поцелуев. Игры... Игры... Неосознанная месть (такая ли неосознанная) за прошлое тому, кто уже отыграл свою роль в пьесе.

Чем дольше живешь, тем больше узнаешь и теряешь себя, каждый день по капле. Становишься жестче, резче; голос и движения грубее, но отточеннее прежних. Никаких неожиданностей. Ты - часть плана свыше, а твой план не принадлежит тебе ни на долю фантазии, когда ты изобретаешь что-то новое, как кажется. Ты всего лишь меняешь порядок слов в схеме, которая продумана за тебя - просто в один из моментов жизни получаешь эту схему посылкой: любопытство берет верх над разумом (но не твоим), открываешь ее и становишься ростком другого плана - веткой, которая даст еще сотни других веток. Таким образом мы все сродни птицам: живем на ветках, плодимся на ветках планов и множим (читай реализовываем) чужие, которые считаем своими детищами.

Опускаю голову под воду и открываю глаза. Сквозь мутную пелену хлора и света желтой лампы просматривается водоворот событий, которые уносили меня быстрым течением рек вниз к плотинам. Я отчаянно греб руками, но каждый раз прибивало к берегам, ударив перед этим об опоры. Выхаркнув воду из легких и отлежавшись после легкого сотрясения пару дней, я снова вставал, но уже на ступень выше, а значит, и следующее падение должно было быть еще больнее. Падал опять и снова вставал. Так, вовремя невысушенная одежда коррозией разъедала нутро...


Когда я пришел в себя и переключился на просмотр происходящего через камеру, 8-й уже стоял у края вершины второй буквы. Шел дождь и было видно, как капли стекали с челки по носу и падали с подбородка, разбиваясь о железный каркас. Второй раз смысл и итоги, подведенные им за время поисков проходили мимо меня из-за какого-то странного сбоя в технике (или в моей голове?). Все, что я видел теперь - это один вывод и одно слово, который он записывал в своем блокноте, подводя черту, обобщив результат: ...memory... принтер фыркнул и продублировал его надпись... В этот момент я жутко захотел иметь штатив, который стал бы мне твердой опорой, когда сам стоять на ногах из-за дрожи, я не мог...



                                                                                                                                              

Комментариев нет:

Отправить комментарий