четверг, 15 июня 2017 г.

* * *

И когда ты обращаешься внутрь, тело теряет границы и там где находится сплетение солнца зияет бесформенная пустота. И ты ждешь, когда эта царапина затянется в шрам. Останется тонкая полоска, которую не тронет загар и тогда наконец ты выкатишь свой самолет из ангара и отправишь его летать.


Ты умеешь испытывать боль оказывается. Почему-то пристыжен тем, что "не там" и "не вовремя". Что такое время? Возможно оно на тех фотографиях, где вы вместе счастливые, и ты, как дурак будешь сколько-то жить этим и дыра внутри будет становиться всё больше и больше. И однажды она станет такой огромной что перестанет быть осязаемой. Ты подумаешь, что вот оно счастье и кажется, что не болит больше. Кажется излечился. Эти люди, которые проникают так глубоко, зачем они? Это как патроны в дробовике - решетят насквозь. И потом сквозняк. И ты вечно простывший и с больным горлом. И самолет стоит в ангаре и ты не летаешь какое-то время. Чинишь двигатель, тестируешь электронику и закручиваешь болты. Мечтаешь летать, но оказывается, что внезапно для себя самого боишься высотных зданий. Боишься что следующий человек с дробовиком тебя не просто ранит, он изрешетит насквозь, потому что вот он ты - стоишь посреди степи, посреди пустыни - идеальная мишень. Ты решил, что надо жить от любви, ничего не бояться. И когда-нибудь именно это тебя убьет. Вероятно уж лучше так, чем ржавеющий от соленого морского ветра самолет, который умрет в ангаре. И ты умрешь вместе с ним. Медленно, тоже заразившись коррозией. Наверное лучше летать и упасть вниз и чтобы ни косточек, ни паспорта, и чтобы черный ящик тоже никто не нашел.

"с апатией и безразличием"

Я оглядываюсь на дверь. У меня в рюкзаке лежит то, что нужно передать -"с апатией и безразличием из Петербурга". Ей бы понравилось. Мы долго смеялись об этом. Я неосознанно жду. Мне известно как бывает внутри, когда она заходит. Жду, когда она придет. Я ждал еще вчера. Ждал утром, ждал днем, жду сегодня вечером. Зачем? В моей голове повторяющимся кадрами она приходит. Я смотрю на нее и каждый раз, когда вижу, умираю. А потом стыжусь, когда чувствую, что умер. Мне стыдно умирать вот так. Умирать, потому что она приходит. Этот неловкий момент. Я помню, как ждал другую. Которую сильно любил. Проезжая один перекресток, где мы гипотетически могли встретиться, выискивал взглядом ее серый x-trail, выискивал ее. И вот теперь я так же жду и ищу глазами. Волна длинною в пять лет. Интересно, когда на мой материк накатит следующая. Когда я снова сойду с ума и буду умирать взгляд за взглядом. И бояться дышать. Каждый раз, как в последний. И в каждый из них я буду не прав.


У меня есть цель. Чтобы ее достичь, нужно плыть. Я залезаю в воду и стараюсь не думать, только сосредоточенно плыть. Лучше бы я думал о том, что приготовлю на ужин, о том как прочитаю очередную книгу, пытаясь понять кто же я такой. Но как только разворачиваюсь лицом к двери, чтобы плыть в обратную сторону - глаза тут же начинают искать ее, заходящую в воду. Заходящую ко мне на дорожку. Минута серьезности, а дальше как прежде. Когда люди смотрели в нашу сторону, потому что мы были слишком счастливыми, чтобы остаться незамеченными; когда она собиралась донашивать все мои свитшоты, если я умру раньше нее; когда мы вместе знали, что наш прах надо развеять над океаном; знали о том, что в нашем доме будет мастерская для работы с деревом, в нашем доме будут окна от пола до потолка и бассейн на заднем дворе или озеро у дома. Поэтому я ее жду. Но она не приходит. Я продолжаю плыть и вода забирает мои ожидания. Она забирает всё. Всё, что чувствует в моем теле. Я углубляю ощущения, но все равно не перестаю ждать. Хотя очень устал это делать. не понимаю где находится кнопка "стоп". Я не хочу перепутать ее с кнопкой "заморозка" и заморозить в себе боль, отчаяние, грусть, тоску. Я хочу, чтобы они ушли, как уходит вода в канавные стоки во время дождя. Я жду обнуления и ключи, чтобы выйти на крышу. Скоро...скоро.

Я оглядываюсь на дверь и меня это беспокоит. Она сегодня не придет. Нужно все забыть. Забыть полторы недели счастья. Потому что уже полтора месяца отчуждения они воспоминаниями будоражат мою душу. Ворочают внутренние горы. Переставляют камни с места на место. Упорядоченность переходит в хаос. Мне нужно не ждать и нужно развидеть, как она заходит в дверь, выходит из машины, прячется утром под одеяло, засыпает в моих объятьях, и как я умираю от переполняющего меня тепла и радости, когда все это вижу. Как я становлюсь горой рядом с ней. Становлюсь чем-то надежным и сильным. Пускаю корни в бетон. Все это надо забыть. Я видел фильм. Из нескольких серий. Кажется он закончился. Продолжения не будет. Продолжение - я сам. И это моно-спектакль. Она не придет. Мне нужно плыть.

На остановке стоит тощий пес-волчонок. Бока впали так, что видны ребра. Он пришел вместе со мной с другой стороны улицы, чтобы проводить меня на маршрутное такси. А после с безразличием во взгляде медленно перейти дорогу на красный сигнал светофора. Занавес.

понедельник, 5 июня 2017 г.

Безумен настолько, насколько сам себе разрешил

Я иду по улице и насвистываю трели июньского соловья. Я безумен. Я безумен настолько насколько сам себе разрешил. Я- вода. И во мне течет синее море. А когда температура падает ниже нуля - застывает в жилах и кристаллы соли становятся ледником. Вот поэтому у меня всегда холодные руки. Вот поэтому я не люблю минусовые сезоны. Прежде чем прикоснуться к тебе, мне надо согреть ладони - слишком нежная кожа. Я боюсь осколочно ранить. Прежде чем прикоснуться мне надо помнить, что во мне веками покоится северный полюс. 


Я отпускаю айсберги, как табачный дым в открытый океанский космос. И они блуждают там в поисках своих кораблей. Если айсберг наметил цель, он говорит "ты моя" и идет на сближение, и тогда на далекой земле разгораются маяки. И мигают до изнеможения, пока лампы не перегорят. И когда погаснет последний из них, я пойду по улице, насвистывая трели июньского соловья. Я безумен настолько, насколько сам себе разрешил. Я - вода. Мне нужно куда-то плыть.

Шерсть


Я пришел домой и хотел растопить камин, потому что на улице выпал лёд. "С первым июня!", как бы сказал он. Выпал здесь из большой черной тучи и ушел падать куда-то еще. Куда-то еще вперед. Я ложусь в холодную постель, потому что камина нет. И меня немного трясет, потому что, кажется, лед внутри. Он пробрался до самых костей и не тает. Кости ведь могут ломаться точь в точь, как сосульки. Все кости - большой ледник. Четко сложенные в скелет. 


Мне хочется превратиться в шерсть. Хочется, чтобы стало тепло и стать теплом. А не вот это вот все второго июня, когда снег и нет горячей воды. И мурашки бегают по голове. Я грею сам себя изнутри, подкидывая в топку внутренний ресурс. Завтра говорят будет дождь. Завтра говорю я проснусь с чистым листом на день.

май 2017

пятница, 2 июня 2017 г.

Оливер тоже так считает


Она ложится спать рано утром. В Питере белые ночи. Организм снова адаптировался к трем-четырем часам сна. Для него это стало нормой. Позвонить, согласовать, ответить, написать. Повторить множественное количество раз за день. Сделать, исправить. Еще раз исправить, и еще раз. Выдержать все звонки и письма. Аренду, закупки. Не сойти с ума. Выпить кофе. Еще раз выпить кофе. Никаких пиз*остраданий. Работать в режиме нон-стоп. 20/7. Пить кофе и закидывать внутрь углеводы для работы мозга. Какой сегодня день? Что такое выходной? Новый фильм? Вы прикалываетесь? Потрепать по макушке Оливера, порадоваться тому, что хотя бы он молчит и ему ничего не надо объяснять. Он просто рядом. Он не просит никаких ответов и принятия срочных решений. Он умеет ждать. Ему важно, чтобы она просто возвращалась домой. 


И когда она все-таки ложится спать, я обнимаю ее сквозь свой сон и знаю, что вот это важно. Важно быть собой и дать другому быть собой. Оливер тоже так считает. Важно чувствовать того, кто рядом. Важно понимать и важно видеть. Важно не мешать. Мы все разнорежимные. С разными ритмами. С разными желаниями и возможностями. Зонами комфорта и личностными границами.

Когда она ложится спать я тихонько радуюсь, потому что три часа сна - это важно для нее сейчас. Утром она нырнет в работу - в письма, звонки и тонны слов. Я нырну в свой день и свои планы. Еще 24 часа в финале которых я буду все так же ее молча обнимать и радоваться тому, что я здесь и она тоже здесь. И Оливер.

май 2017

6/2


Внутри тепло. Оттуда не хочется вылезать. Но свет снаружи тормошит меня за макушку. Если хочешь спать - спи. Завернись в теплый плед и представь, что никто тебя в нем не найдет. Ты в укрытии. Закрывай глаза и медленно входи в сон. Вокруг тебя происходит жизнь, а ты ставишь движения на паузу и как бы говоришь ей - я тут, я тебя слышу, но сейчас мне надо отдохнуть. Ложишься и отдыхаешь. Иногда поворачиваешься с одного бока на другой бок. Ищешь максимально удобные положения. Сквозь закрытые веки видишь уходящее за дома солнце. Отворачиваешься от него в другую сторону - не сейчас. Ты спишь прямо на диване в гостиной. Подремлю полчасика и проснусь. Хлопнула дверь, кто-то пришел. Мама. Ты открываешь глаза. Два пропущенных вызова в телефоне. Она звонила. Мама спрашивает буду ли я кофе, а я конечно соглашаюсь, не смотря на то, что дремота утаскивает меня обратно. Тело отказывается совершать перемещения. Мама говорит, что кофе готов, я благодарю ее и засыпаю снова. В плену тепла слишком хорошо. Возможно так же хорошо бывает в утробе в течении 9 месяцев. Когда я открываю глаза мама все еще здесь. Щебечет что-то про то, что кофе стал похож на ледник, а пицца будет скоро готова. Тепло внутри становится жаром. Поэтому я проснулась. Слишком тепло - не для меня. Для меня - балансы. Во всем. В каждом действии. В каждом движении. Мы бы все время падали, если бы не научились ловить его при ходьбе. Но почему нам никто не рассказал как ловить его по жизни? Не дал зацепок. Вместо этого извлечение квадратных корней и химических уравнений. где они сейчас? Я закрываю глаза и копирую адрес нужной страницы. Вставляю ее в строку браузера, мне надо проснуться на ней. Бодиграф. Манифестор. 6/2. Жить в согласии. 

КиТЫ

Они замирают на глубине. Над ними пять метров соленой воды. Два кита, которые только что встретились в огромном бассейне под названием океан. Они смотрят друг на друга и медленно моргают глазами. Это похоже на замедленную съемку. Время течет совсем в другом ритме. стук их сердец нарушает тишину и умиротворение этого места. Пузырьки воздуха ускоряются чем ближе к поверхности, тем быстрее. Их кожа покрывается мурашками - так тело обостряет ощущения вокруг себя. Чувствовать всё! Их взгляды устремлены друг на друга. Они- два кита, которые плыли по своим маршрутам и вдруг встретились.

Движения не будут прежними, что-то внутри сдвинулось с места - возможно это химический состав. вокруг них пустота и бесконечное незаметное перемещение слоев воды. Попробуй зацепиться за нее. Попробуй оттолкнуться и уплыть и ты завязнешь в ней, если не знать как сделать это правильно. Они смотрят друг на друга и в этих взглядах жизнь каждого - опыт, шрамы, царапины, страхи, радость момента, печаль потери, любовь к себе, любовь к другому, нежность, злость и ненависть, энергетический клубок чувств, понимание строения мира и что им движет. И чем дольше они смотрят друг на друга, тем связь становится прочнее - они говорят глазами. Обмениваются информацией. Находясь в статике. Только глаза- невидимые нити - каналы, по которым текут слова от одного к другому. Между ними было всё. Они заглянули в темноту на сотни метров вниз, находясь в пяти метрах от поверхности. Им известно все друг о друге. За несколько секунд здесь и сейчас. Они, не прикасаясь, обнимают друг друга по очереди и одновременно. Прощаются и снова приветствуют. У каждого свой маршрут. И он зовет обоих. Короткая встреча длинною в целую жизнь. Увидеть и узнать, - ты не один. Ты один из них. Выйти на курс и придерживаться его. На нем есть отсечки пересечения путей.

май 2017