суббота, 7 апреля 2012 г.

не только псы попадают в рай *5

Я очнулся под пледом. Не помню, как после ледяного душа добрался до постели, но, тем не менее, я был там, где был. Где-то на подсознательном уровне, еще до сна, я решил, что больше никогда не полезу в дома, пытаясь таким образом получить необходимую дозу адреналина. Случившегося этой ночью было достаточно для того, чтобы принять это решение раз и навсегда. И еще я подумал, что бежать из города нет смысла - если убившие Майкла - серьезные люди, то от них не спрятаться даже в другой стране. Поэтому я сказал себе, что буду жить дальше здесь - в этом месте, и ни о чем не думать, если меня должны убить, то обязательно это сделают, где бы я не пытался скрыться.

Новый день уже давно перевалил за полдень. Светило яркое солнце. По ощущениям, я проспал часов восемь. Голова все еще немного побаливала. Нехотя я вылез из под одеяла и выпив чашку теплого зеленого чая, собрался и, не спеша, отправился в пункт первой помощи, чтобы квалифицированный специалист вынес мне приговор и назначил какое-нибудь лечение, если это необходимо.

Сначала я хотел пройтись пешком, но, внезапно ощутил ужасную слабость во всем теле. Дошел до ближайшей автобусной остановки,  и проехав несколько минут, вышел у первого попавшегося пункта первой помощи.

Все вокруг мне казалось странным. Не то тихим, не то просто замеревшим в ожидании чего-то. Списав все это на травму головы, я вошел внутрь одноэтажного здания.

Дальше все произошло, словно кто-то включил на пульте кнопку перемотки вперед. Меня встретили, выслушали симптомы, проводили в приемное помещение, где меня осмотрел доктор и вынес диагноз легкого сотрясения головного мозга, посоветовав отлежаться дома несколько дней. И вот я уже снова стою снаружи этого здания, только теперь, входная дверь находится у меня за спиной. Царапина на голове обработана какой-то дезинфицирующей жидкостью и немного пощипывает. Я делаю несколько шагов вперед, уже начиная планировать, что перед тем, как вернусь домой надо зайти в магазин и купить продуктов, но в этот момент будто бы снова получаю по голове. Четкость изображения медленно исчезает и я медленно погружаюсь в темноту, при этом, не прекращая идти вперед.



Через дорогу я увидел черных и белых псов. Их было четверо. Они сидели на тротуаре и пристально смотрели на меня, словно, ожидая какой-то подвох. Без сомнений, это были хаски - голубые глаза, среднего роста, глубокая и мощная грудь. Оглядевшись по сторонам, я перешел на их сторону и сел рядом с одним из псов. Он повернул ко мне голову, протяжно вздохнул и снова отвернулся. Я посмотрел на противоположную сторону, туда, откуда только пришел.

Два огромных мужчины спускались вниз по лестнице из здания медицинского учреждения. У одного из них в руках была бита, другой все время оглядывался по сторонам. Они что-то говорили, но я так и не смог разобрать слов. Спустившись вниз, они сели в черный внедорожник и с визгом сорвались с места, оставив на асфальте рисунок шин. Больше ничего не происходило, а я, словно потерявшись во времени, продолжал сидеть на тротуаре вместе с собаками.

Несмотря на то, что на улице было еще светло, все люди, словно провалились под землю - никого в радиусе нескольких километров. Кроме тех здоровяков, которые уехали несколько минут назад,  больше никто не выходил из здания вот уже в течение часа. Но через некоторое время, на крыльце появился сначала один человек, потом прибежали еще двое. Они толпились, создав плотное кольцо, вокруг чего-то или кого-то. Я встал с тротуара, чтобы попытаться лучше разглядеть, но из-за толпы людей, конечно же, увидеть мне ничего не удалось. Чтобы лучше разобраться в том, что там происходит, направился к ступеням, но не смог пройти даже и полпути, остановившись посередине дороги. Я просто не мог сделать следующий шаг, что-то, будто бы, не давало идти дальше. Хаски, как-будто получили команду "сидеть!", не двигались с места, а только шевелили ушами, прислушиваясь к каким-то звукам. Передо мной была невидимая преграда, через которую я не мог переступить.

Подъехали две машины: полиция и, почему-то, машина реанимации. Пробравшись сквозь людей, двое из реанимации с носилками и полицейский скрылись из виду, а толпа вновь сомкнулась кольцом, поглотила их туман бездны.

Наверное, прошло десять минут, когда собравшиеся начали расходиться кто куда, а те, двое, с носилками, спускались вниз так, как-будто несли кого-то, но я видел лишь пустые носилки. Полицейский что-то быстро писал на планшете прямо на ходу.  Скоро все снова замерло, застыло без движения. Псы поднялись с нагретых мест и пошли по тротуару вниз по улице. Я пошел с ними. Только я шел по середине дороги, вдоль невидимой стены, которая делила улицу пополам, надеясь, что где-то в этой стене, как в любой другой, должна быть дыра.

Пока я пытался найти выход на другую сторону улицы, хаски куда-то исчезли. Передо мной безмятежным миражом возникли ворота с табличкой, которая расставила все на свои места. Тогда я понял, что не только псы попадают в рай. Не только псы, а даже такие, как я - вламывающиеся в чужие дома, для поиска остроты жизни, для поиска ключей от своей квартиры.


<Все они говорили, что я - наркоман. Говорили, что после таких невинных проникновений в дома, в жизни людей ничего не меняется. Они просто находят записки, проверяют сохранность вещей, и, даже, не заявляют в полицию, не говоря уже о том, что даже подумать не могут, что это предупреждение.

Возможно, они были правы и я - тот, кем меня называли, потому что после первого раза свершения правосудия, мне уже было не остановиться. Я не делал мир лучше, но и хуже никому от этого не становилось. Разве что, на мне оставались царапины, но только лишь от неидеальности плана и для того, чтобы я, стоя перед зеркалом, мог вспомнить каждый из домов, в которых побывал, оценивая эффективность своих развлечений.>

Случившееся, не совсем то, чего я ждал, или то, что я искал, но эти, ключи, которые я нашел - это, всего лишь, конец старой жизни и начало новой; в ней все еще есть дома чужих людей, как привычка, от которой сложно избавиться, но нет того, чего бы я теперь мог не знать. Если что-то не приходит сразу, я не расстраиваюсь, потому что знаю - оно все внутри меня, просто еще не наступил нужный момент для выхода.

Комментариев нет:

Отправить комментарий