суббота, 7 апреля 2012 г.

не только псы попадают в рай *3

Потом в моей жизни наступил период неудач и безмолвного времени. Я не мог понять, что же такое произошло, что вся моя жизнь разом перевернулась с ног на голову. Джонни решил все свои проблемы с Мартой, она завязала с работой проститутки, и они уехали в другой город. Мне предложили занять место Джонни и попробовать себя в роли механика, но я почему-то испугался. Наверное, тогда я просто боялся лишней ответственности. Поэтому, вместо того, чтобы сделать шаг вперед, я продолжал топтаться на месте, а потом и вовсе уволился, не найдя никакой альтернативы.

Некоторое время я просто тратил деньги, которым посчастливилось скопиться на счете карты, за время работы в мастерской. Когда, расплачиваясь за очередную покупку, я заметил, что остается не больше полсотни долларов, тогда я решил, что пора взять себя в руки, засунуть меланхолию в черный ящик и найти новую работу. Было ни сколько не удивительно, что она не бросилась ко мне с распростертыми объятьями, как, обычно, это и бывает. Ждать больше не было времени, поэтому я отправился в ближайшую сеть быстрого питания и устроился в ремонтную службу. Менеджер по набору персонала, посчитал, что будет лучше и гораздо полезнее, если я буду заниматься ремонтом неисправных кофе-машин и прочей кухонной утвари, которая, хочу заметить, выходила из строя не так уж часто. Поэтому, большинство рабочих дней были похожи один на другой, но, за то, у меня была относительно стабильная работа и средний заработок, а это было гораздо лучше, чем ничего.

Управляющим нашего заведения, если его можно было так громко назвать, был ужасно мерзкий тип. Звали его Колин. Он носился по всей площади здания, раздавая указания, а точнее, приказы, кто где должен стоять, что делать, как смотреть и говорить. Конечно, было понятно, что у него просто такая работа, но будь я на его месте, был бы все-таки немного повежливее и приветливее. И если все, более менее, адекватные сотрудники, сумели найти с ним общий язык, или хотя бы точки не соприкосновения, то Нейл, работающий мойщиком посуды, категорически отказывался понимать и воспринимать Колина, а Колин - его.


Все дело было в том, что Нейл, как казалось мне сначала, имел некоторые умственные отклонения и заторможенность в мышлении. Некоторые нюансы, а точнее большинство из работы Колина, он вообще не понимал, или просто не хотел. Не удивительно, что между ними всегда происходили небольшие стычки. Нейл не мог разложить по полочкам на микрозадания слова Колина, а Колин не обладал тем терпением, которое было необходимо для того, чтобы повторить несколько раз, как ему казалось очевидные и простые вещи.

Работа Нейла заключалась в быстром и качественном мытье посуды. Тихий, склонный к монотонной и однообразной работе, он отлично подходил на должность мойщика. Не смотря на низкую скорость мышления, он имел отличную скорость работы, а главное, качество выполнения полностью соответствовало требованиям заведения.

Однажды когда я занимался ремонтом аппарата с мороженым, я стал случайным свидетелем их недопонимания. У меня было отлично развито боковое зрение, поэтому я мог, не отвлекаясь от своей работы, наблюдать за развитием событий в этой истории. Колин, как обычно он это делал после обеда, обходил свои владения, раздавая всем указания, вообразив себя всемогущим. Как всегда на кухне было очень шумно от снующих туда-сюда сотрудников, и, конечно же, невыносимо жарко. Гул электроники, сливался воедино с остальными звуками и становился фоном в разговоре двух людей, на которых было сосредоточено мое внимание. Нейл опять что-то не так понял, Колин опять сорвался раньше времени.

- Нейл, ты меня снова не слышишь! Я просил тебя вымыть, как можно быстрее эти 10 кофейных чашек. Если бы ты вышел в зал, то сообразил быстрее бы, насколько срочно это надо сделать. Я не говорю, что ты хреновый работник, Нейл. Я говорю, что ты медленно доходишь до сути дела, о выполнении, которого я тебя прошу.

Нейл смотрел на Колина в упор, но в глазах читалось полное безразличие к его персоне.
- Что ты молчишь? Почему ты почти все время молчишь?!
- Я не люблю говорить, - ответил Нейл.
- Не будь тряпкой! Я же знаю, что ты относишься ко мне так же, как я отношусь к тебе.
- Я никак не отношусь к Вам, Колин. Я просто прихожу на работу и стараюсь выполнить ее, как можно качественнее. Да, я очень часто не понимаю Вас, но я стараюсь...

Я понял, что Нейл не так прост, как кажется.
Колин был в ярости. До сегодняшнего дня Нейл почти никогда не разговаривал с ним и Колин теперь не мог понять, что его раздражало больше: то, что Нейл ответил ему, или то, что он молчал раньше.

А сегодняшний день для Колина складывался, как нельзя хуже. Открыв ресторан, он обнаружил страшный беспорядок на кухне и тут же свалил вину на Нейла, хотя тот не работал в вечернюю смену, и не имел к этому никакого отношения. Затем, когда порядок был наведен сотрудниками пришедшими в утреннюю и смену, и все, казалось встало на свои места, Колин получил письмо от начальства, в котором они были не довольны его работой и невыполнением плана за месяц. В этом же письме они присылали новый план, с еще более жесткими показателями, при виде которых Колин открыл стол, достал успокоительное, и,  отсчитав необходимое количество капель в стакан с водой, отправил содержимое в пищевод и, запрокинув голову, откинулся в кресле своего небольшого кабинета.

Когда нервные клетки были частично приведены в нормальное состояние, он вышел в зал. Увидел скопление клиентов возле кассы и поспешил дать нагоняй кухонным рабочим, которые медлили со сбором заказов. Вот тогда он увидел Нейла, который снова находился на другой планете из своих мыслей, и постарался, как можно внятнее, объясняя слова, поторопить его и попросил поскорее вымыть 10 чашек, которые только что оказались на тележке использованной посуды. С этого начался их первый диалог.

На несколько мгновений я отвлекся от их разговора и полностью переключился на поиски места неполадки в аппарате. А в следующую секунду, увидел все, словно, в замедленной съемке. Нейл поворачивал голову в сторону от силы удара Колина, кулак которого медленно скользил по щеке мойщика прямо к носу. Упершись в нос, кулак остановился. Настало время выхода крови на сцену. Она появилась как-то несмело. Робко сделала первые шаги, но поняв, что ее здесь ждут, уверенно вышла в свет кухонных ламп. Все, кто присутствовал на кухне во время этого представления, застыли с изумленными лицами. На некоторых из них отчетливо читался страх. Я замер с отверткой в правой руке, а движение людей у мойки продолжалось: Колин был шокирован тем, что только что совершил поступок, о котором уже начал жалеть, и схватившись за голову, пятился к дверям запасного выхода; Нейл побледнел и вот-вот был готов потерять сознание, но не потерял, а просто медленно сползал на пол, прислонившись спиной к металлическому корпусу мойки. Это был самый адекватный взгляд Нейла, который я когда-либо видел. И вот теперь, время вернуло себе нормальную скорость. Люди, находившиеся на кухне начали суетиться: кто-то побежал доставать аптечку, кто-то в сторону Колина, чтобы не дать ему сбежать просто так, а я молча наблюдал за всей этой суматохой.

Нейл сидел на полу и пытался самостоятельно остановить кровотечение, закинув назад голову. Несмотря ни на что, я вернулся к завершению своей работы. Поменял фильтр, захлопнул крышку автомата и только тогда подошел к Нейлу.

- Ты в порядке??? - спросил я его и протянул платок.
- Кажется, да. Только наверное с носом что-то, - сказал он и приложил платок к ручейкам крови, вытекавших из носа.
В это время кто-то из работников кухни принес пакет со льдом и Нейл тут же приложил его к чуть распухшему от удара, носу.
- А где Колин? - спросил я.
- Он на улице. Выкурил уже пол пачки. Не может понять, как это произошло, - ответил молодой парень, который принес лед.
- Что думаешь делать, Нейл? - поинтересовался я. - Ты, запросто, можешь подать в суд, и, думаю, у тебя есть 80% из 100, что ты выиграешь это дело.
- Я не хочу подавать в суд, - сказал Нейл. Он был серьезен в своем ответе. - Мне это не нужно.
- То есть, ты хочешь вот так вот оставить это все? Простить?! Так просто?! - удивился я.
- А почему нет? - поинтересовался Нейл. - Работа Колина не такая простая. На моем месте мог оказаться кто угодно.
- Ты точно безумен, Нейл! Любой другой на твоем месте, тут же бы обратился в полицию.
- Не надо полиции. Пусть занимаются более серьезными делами. Я не хочу войны. Здесь, в городе, не так много мест, где берут на работу таких, как я. Поэтому, более, чем уверен - мы решим этот вопрос без полиции.

Я был крайне удивлен тому, что Нейл никогда ни с кем не разговаривал. Он молчал, словно не умел говорить. А сейчас было понятно, что этот парень не так уж глуп, как казался на первый взгляд.

- Переверни пакет со льдом, - сказал я ему и вышел на улицу. Подошел к ребятам, которые стояли рядом с Колином, который все еще курил. - Кто-нибудь вызвал полицию??? - спросил их. Колин виновато посмотрел на меня. Окружающие его сотрудники отрицательно мотнули головой. - Вот и чудно. Не звоните! Нейл сказал, что в этом нет необходимости.

Колин в этот момент глубоко затягивался, и, услышав то, о чем я сказал, поперхнулся дымом.
- Он, действительно, безумен! - сказал он, а я вернулся внутрь здания.
- Кажется, все будет хорошо, Нейл, - похлопав его по плечу, сказал я. - Колин все еще в состояние аффекта, но, думаю, скоро он придет в себя и вы решите это недоразумение. Тебе нужно поехать в больницу, чтобы ты, наверняка знал, что все в порядке. В этом деле надо доверять профессионалам. Придумаешь что-нибудь по дороге?
- Думаю, да, - ответил он.
- Если хочешь, я могу съездить с тобой, - предложил свою помощь я.
- Спасибо, но я справлюсь. Правда!
- Удачи тебе. Все будет хорошо.

Я помог ему встать и проводил его до выхода. Он вышел, немного пошатываясь поначалу, но вскоре его походка обрела уверенность. Колин снова достал сигарету и закурил. Он ничего не сказал, проходящему мимо него, Нейлу, отложив извинения на следующую неделю, когда тот вернулся с больничного.

Врачи констатировали повреждение носовой перегородки. К счастью, обошлось без сотрясения, которое часто сопутствует этой травме, но врач, все равно, рекомендовал "отдохнуть" от работы, хотя бы, неделю.

Через неделю Нейл вернулся на работу в отличном настроении, как-будто ничего не случилось. О произошедшем напоминала лишь заклеенная пластырем переносица. Колин позвал Нейла в свой кабинет, и около часа они о чем-то говорили.

Когда Нейл вышел, я отвел его в сторону и шепотом рассказал ему свою теорию о памяти царапин и шрамов. Он улыбнулся в ответ.

- Это интересно. И, даже, немного забавно, когда память из головы, перемещается на тело и становится видимой. Может быть, так некоторые вещи останутся в воспоминаниях дольше обычного. Главное, чтобы ничего лишнего и без фанатизма, - сказал он, улыбнулся и вернулся к своей монотонной работе.

На меня же навалился целый ворох мыслей, таких как, например, почему такой неглупый человек занимает такую простую и низкооплачиваемую должность, и как ему удавалось долгое время изображать из себя полуидиота. Но, к сожалению, я так и не решился спросить, зачем он делал это, а он, конечно же, не рассказал мне об этом сам.

Комментариев нет:

Отправить комментарий