суббота, 7 апреля 2012 г.

не только псы попадают в рай *2

На следующий день я, все-таки, решил заглянуть к Марте Ларсон. Любопытство взяло верх. Да, и ведь не было ничего подозрительного в том, что я, как бы, проходя мимо, зайду в гости. Проснувшись около 9 утра, сварил кофе, съел два тоста, начисто сбрил щетину, натянул чистую рубашку, заклеив пластырем вчерашнюю царапину, которая за ночь немного затянулась, одел джинсы, пуховую жилетку и шапку, после чего вышел на улицу. Оказавшись за забором собственного дома, я оглянулся назад - ступени крыльца и выложенная каменной плиткой дорожка, зафиксировали на своей поверхности следы моих высоких ботинок. Мне подумалось, что если в этом городе существует хотя бы еще один человек, который так же, как я, проникает в дома и оставляет дурацкие записки, то он, наверняка сможет понять по отпечаткам ботинок, что меня нет дома, если, конечно, за мной не следили все это время. Поэтому, быстро посовещавшись со своим альтер эго, было принято решение пройти по следам в сторону крыльца и до самой двери, а затем, вернуться по ним же обратно - так будет не понятно, в какую сторону ушел обитатель этих стен. Проделав эту нехитрую затею, я снова оказался за забором, но теперь уже был полностью удовлетворен внешним видом следов - то ли пришел, то ли ушел.

На улице наблюдалась отменнейшая весенняя погода. Пройдя несколько кварталов, прежде, чем оказаться у дома Марты, я понял, что зря спутывал свои следы, потому что в полдень выйдет солнце и растопит тонкий слой снега, который с ночи накрыл собой все газоны и дорожки. Судя по всему, кофе не давал эффекта мгновенного пробуждения и 100% включения мозга. На секунду я даже разочаровался в нем. Интересно, что подумали соседи, когда увидели меня, шагающего туда-обратно по маршруту, пройденному от двери до ворот, с точностью до миллиметра?!


Я познакомился с Мартой Ларсон совершенно случайно, когда работал помощником механика в одной из мастерских по ремонту автомобилей. Работы было много, но я не жаловался, потому что потраченное время, полностью оправдывалось средствами. Марта часто приезжала к Джонни, который и устроил меня на работу в мастерскую, который, собственно, и был механиком. Обычно, она заезжала за ним около 9 вечера, когда почти все дела были сделаны. Я помню только один раз, когда Марта заявилась в обеденный перерыв, и они, что-то бурно обсуждая, отправились в подсобку, где уединились на целый час. Видимо, на то у них были веские причины, если Джонни позволил себе забыть о срочных заказах, которые надо было закончить как раз после обеда. Я продолжал ставить детали на свои места, когда услышал их громкий разговор.

- Ты, грязная шлюха, Марта! - кричал Джонни. - Какого черта ты называешь меня Донни??? С каких пор ты не выговариваешь букву "Ж"??? Кто этот Донни?! Мы же договаривались с тобой, что ты закончишь свою карьеру и я смогу спокойно работать, зная, что ни один из моих клиентов не окажется и твоим клиентом тоже, и будет случайно рассказывать мне, как поимел тебя в каком-нибудь мотеле возле трассы. Ты обещала, Марта! Обещала! - надрывал голосовые связки он. - Неужели это так сложно?

Марта, кажется, молчала в ответ. Видимо, ей, на самом деле было сложно, или просто нечего возразить на претензии Джонни.

В середине этих выяснений кто-то из рабочих включил шлифовальную машинку и я потерял всякую возможность дослушать до конца. Было очевидно, что зашли она туда совсем не за тем,  чем в итоге все обернулось.

Когда они вышли, казалось, что спор, который они затеяли некоторое время назад, исчерпал себя. Но что-то было не так, как обычно. Лицо Марты было заплаканным - она шла впереди; Джонни был расстроен, и, наверное, даже немного подавлен - он стоял возле распахнутой двери подсобки, засунув руки в карманы рабочего комбинезона.
- Катись, Марта! К черту это все! Если передумаешь - ты знаешь, где найти меня! Но до тех пор, пока ты не перестанешь быть подстилкой из-за легких денег - не появляйся здесь! Марта!... Чтоб тебя!!!

Не знаю, слышала она его слова, или нет, но, на мой взгляд, последние предложения Джонни кричал, просто сотрясая воздух, потому что Марта покинула пределы мастерской и, завернув за угол, скрылась из виду.

- Что случилось? - спросил я Джонни, откладывая в сторону ключи и вытирая масляные руки о полотенце.

- Лени, это невыносимо! Марта... Я говорил ей тысячу раз. Просил, можно сказать, умолял. Она обещала, что найдет другую работу, пусть там будут платить меньше, но она будет чиста передо мной. Я убиваюсь здесь, как ломовая лошадь, потому что хочу накопить денег, купить где-нибудь маленький домик и жить вместе. Завести нормальную семью и чтобы все было, как положено. А Марта... ты слышал??? Она назвала меня Донни. Как я должен был отреагировать на это??? Лени, скажи, может, я не прав???

Я некоторое время стоял, задумавшись. Джонни был очень хорошим человеком. По крайней мере, я знал его таким. Джонни часто говорил о том, что надеется, что Марта все-таки прекратит этот ужасный беспредел и он перестанет жить в вечном напряжении. Тем не менее, он был порядочным парнем и, несомненно, заслуживал лучшего отношения в отношениях, как бы тавтологично это ни звучало.

- Я думаю, что ты прав, Джон. Марта перегибает палку. Но, мне кажется, что тебе надо попробовать помочь ей. Наверное, ей сейчас очень нелегко из-за происходящего.
Джон вопросительно посмотрел на меня.

- Ты действительно так считаешь, Лени?
Я кивнул головой.
- Да, Джон, я действительно так считаю! Если она не позвонит тебе до утра, позвони ей сам. Поговори с ней спокойно. Выслушай. Попробуй понять и предложи помощь.
- Лени, ты откуда такой умный, а? - улыбнулся Джон. - Насмотрелся фильмов что ли?
- У меня нет телевизора, я его выкинул пару недель назад, - отвечал я ему на полном серьезе. - Мне просто стало скучно.

Джонни засмеялся.
- Ты чудной, Лени! Но славный малый! - он взял ключ и вернулся к работе, которую все еще нужно было закончить в оговоренные сроки.
В это время у меня в голове уже зрел план, как можно помочь Джонни. Я решил, что надо подтолкнуть Марту на первый шаг. Не то, что бы я считал ее в корне не правой, просто на тот момент, это казалось мне лучшим, что я мог сделать.

Все было логично. Я заберусь в дом, оставлю на столе простую записку, без угроз и прочей  ерунды, прочитав которую, Марта сразу же задумается, кто мог это сделать. Джонни будет вне подозрений, потому что она знает, как сильно она дорога ему; я - естественно тоже остаюсь в стороне. По плану, она должна начать перебирать в голове всех клиентов, которым чем-то не угодила, и теперь кто-то из них начал преследовать ее. По плану, в этот момент она должна решить навсегда закончить этот грязный путь легких денег.

Теперь, когда я стоял возле дома Марты, было около 11 утра. Снег еще не успел растаять, и по отсутствию каких-либо следов, я знал, что она еще дома. Царапина вдруг защипала, напомнив о злополучном предмете, который оказался на моем пути побега. Но, главное, Марта, наверняка, нашла записку, и была обеспокоена случившимся.

Уверенным и спокойным шагом я направился к двери и позвонил три раза. Внутри не было никаких признаков движения, но через несколько минут я услышал шаги по лестнице. Марта открыла дверь. Судя по лицу, она только что проснулась.

- Лени?! - она была откровенно удивлена.
- Доброе утро, Марта! - сказал я.
- Сколько времени сейчас?
- Почти 11. Ты еще спишь?
Она, потягиваясь, кивнула.

- Извини, не хотел тебя разбудить. Просто шел мимо и, вот, решил заглянуть.
- Входи. Кофе будешь?
- Нет, спасибо, я только выпил огромную кружку, и, кажется, мне хватит этого на целый день.
Марта улыбнулась.

- На самом деле, Лени, я очень поздно уснула. Просто не могла уснуть и все...
- И не было на то, никакой весомой причины? - как бы невзначай поинтересовался я.
- ...Ну, если честно, то была, - неуверенно начала Марта, - я расскажу тебе.
Я приготовился внимательно слушать.

- Я вернулась домой, кажется, около полуночи. Когда уходила, то точно помню, что все двери и окна были закрыты. Но когда вернулась, окно на кухне было открыто, а на столе лежала странная записка.

- Что в ней было? - перебил ее я.
- Там было просто написано "Угадай кто?!" Но мне совершенно не хотелось угадывать, какой обдолбаный придурок мог это сделать. Кому могло понадобиться сделать это? Представляешь, каково было мне, когда я целый вечер просидела в баре, раздумывая над своей дальнейшей жизнью, пытаясь прислушаться к тому, что говорит мне Марта, которая живет внутри меня. И вот теперь "угадай..." Я ничего не хотела угадывать, потому что решила все окончательно и бесповоротно. Потерять Джонни, это непростительная ошибка для меня, так почему я должна была возвращаться назад и пытаться угадать кто был в моем доме, и что этот кто-то хотел мне сказать, написав это?!

Я старался никак не выдать своей полной причастности к этой записке. А Марта продолжала.
- Я поднялась наверх и проверила все ли на месте. Но ничего не пропало, и вызывать полицию не имело абсолютно никакого смысла. Поэтому я полночи просидела, глядя на эту записку, пытаясь понять ее истинный смысл. Бред какой-то. Может быть, у тебя есть какие-нибудь предположения, Лени?!

Я посмотрел в окно, потом на Марту. Часто, на эмоциях, Джонни называл ее шлюшкой, а она была чертовски красивой шлюшкой, и, несомненно, пользовалась популярностью, среди остальных. Об этом не двузначно говорил ее дом, обстановка в нем, внешний вид... И тут, я вспомнил про вчерашнего обидчика. Делая вид, что задумался над ее вопросом, я вышел в коридор.

- Ты куда, Лени? - спросила она.
- Да, так... Стоя лучше думается, не зацикливаешься на одной мысли.

На самом деле, я совсем не думал над ее вопросом. Вчерашний план, однозначно, был выполнен. Гораздо важнее сейчас было узнать, что вчера встало на моем пути к окну.

Завернув за угол, я демонстративно прошелся по коридору, и уткнулся прямо в то место откуда сорвался в кухню, зацепившись о... гвоздь. Так я и думал. Но почему-то он представлялся мне гораздо меньшим в размерах. По факту же он был огромен!

- Марта!? А что у тебя в стене делает этот огромный гвоздь?
Марта подошла ко мне и, словно в первый раз видела этот предмет, с удивлением смотрела на выступающее тело и шляпку чуть заржавевшего гвоздя, который был почти не заметен в тени.

- Я не знаю. Может это осталось от предыдущих хозяев. Говорят, они были немного странными.
- Да уж, - ответил я. - Это кажется действительно странным, когда в стене, да  еще в таком странном месте, вбит гвоздь, применение которого, представляется, достаточно, сомнительным. У тебя есть гвоздодер?

- Вроде бы, был где-то. Сейчас посмотрю. - Она отправилась в кладовку и уже через несколько секунд вернулась обратно, держа в руках инструмент. - Вот! - протянув его мне, сказала она.
Я презрительно посмотрел на гвоздь. Царапина снова защипала, словновстретилась лицом к лицу со своим обидчиком. Зацепив гвоздь за шляпку и, приложив немного усилий, я извлек его из стены, с важностью хирурга, который только что завершил операцию и теперь мог с облегчением снять маску.

- Вот и все! Угол абсолютно безопасен! - протягивая гвоздь Марте, сказал я.
- Ты наблюдательный, Лени! Я бы никогда не заметила его. Кто-нибудь мог случайно наткнуться на него.
- Ерунда! Теперь точно никто не будет травмирован.
- Не сомневаюсь!

Нужно было уходить. Во-первых, у меня не было ответа на заданный вопрос, а во-вторых, я обещал Джонни быть в мастерской к обеду.
- Надо идти, Марта! Я обещал Джонни быть к полудню.
- Да, конечно, хорошо. Мы договорились встретиться с ним после обеда. Поговорить обо всем еще раз.
- Великолепно! А по поводу записки - не бери в голову. Мало ли на свете шутников, - улыбнувшись сказал я, ступая правой ногой за дверь, ведущую на улицу, и автоматически перенося через порог, левую. - До встречи в мастерской! Все получится!

- Спасибо, Лени! Так и будет!
Я вышел на улицу. Снег уже растаял, не оставив после себя никаких следов. Лучи солнца были достаточно теплыми, поэтому, ускоряя шаг, сняв шапку, радуясь наступавшей весне и удачному стечению обстоятельств, я отправился в мастерскую.

В тот день Джонни был в великолепном расположении духа. Наверняка, это было связано с предстоящей встречей с Мартой. Я не стал рассказывать ему о том, что я заходил к ней утром. Решил, что если им совсем не о чем будет поговорить, то Марта сама расскажет о моем визите, если сочтет нужным, а пока мы приступили каждый к своей обычной работе. Царапина была занесена в список "удачных".

Комментариев нет:

Отправить комментарий