четверг, 26 января 2012 г.

одувашка и сон

одувашка бежала по большому желтому полю, которое беспрерывно двигалось в разные стороны. это сновали туда-сюда головы таких же, как она. там были все братья и сестры, далекие родственники и родственники далеких родственников - огромная семья. все так же, как она, поддавшись толпе, направлялись куда-то.

челка лезла в глаза и одувашка провела рукой вдоль лба, чтобы убрать ее. совершив этот не хитрый процесс, она посмотрела на свою руку, которая была вся в желтой краске. 
- где мои пушистые зонтики? куда они делись? что со мной произошло? - остановив одного из братьев, спросила она.

- посмотри на меня, желтик! у меня ведь такая же голова, как и у тебя. вот я сейчас проведу по твоей шевелюре и по моей и ты увидишь разницу, которой нет! - он, смеясь, провел по головам и, развернув ладони к небу, продемонстрировал одувашке отсутствие каких-либо различий.

- но ведь совсем недавно у меня была белая копна зонтиков. штук 200, наверное, около того - я пересчитывала их как-то. куда они пропали?

- нет, сестренка, ты что-то путаешь. как у тебя могла быть пушистой голова, когда ты вот сейчас передо мной стоишь и сияешь, как и я ярким желтым цветом на солнце.

- на солнце??? - одувашка не верила своим ушам, как она могла стоять на солнце, когда под ней была земля, а солнце наверху. брат явно что-то перепутал. но времени, казалось, так мало, а вопросов еще оставалось достаточно.

- на солнце... на солнце - это так, условно я говорю! - удивленно посмотрел на нее брат. - мы же ведь все дети солнца и стремимся к нему, и наши деды стремились к нему, и наши дети будут стремиться к нему. и еще сто лет ничего не изменится. а зонтики... - он почему-то погрустнел, - зонтики дано увидеть не каждому на своей голове. только избранные смогут застать это время седин. как рассказывал мне один старец (который жил очень долго) после того, как он поседел, каждый день он терял со своей головы по одному, а то и по две семечки. проказник ветер срывал их с его макушки, и уносил куда-то вдаль. старец бежал за ветром, но куда уж ему было состязаться с такой скоростью. просто он всегда хотел проследить судьбу хотя бы одного семени со своей головы, увидеть как оно всходит, как наливается соком и крепнет стеблем. увидеть себя со стороны, когда он был такой же маленький и слабый несмышленыш, который тянулся в небо своими листьями, просто пытаясь выжить.
- мы - дети солнца, - повторила, задумавшись одувашка, - как такое возможно?


- нет, однозначно говорить о том, что мы - дети солнца, было бы не правильно. мы тянемся к солнцу и к небу, но без дождя у нас не было бы сил это сделать. мы тянемся к ним, чтобы однажды, когда перейдем во вторую стадию седовласой жизни, прилетел беспощадный ветер и сорвал наши семена, для того, чтобы они проросли в другом месте. может быть, даже на другой планете.

- но ветер... он не беспощаден! он не такой! он мой друг! - возмутилась одувашка.
- друг? э, желтик, да ты кажется перегрелась на солнце! у ветра никогда не было друзей, он сам по себе всегда был и будет. то тут, то там. окажись ты у него в друзьях, может, он бы перестал срывать нам шапки?! ты поговори с ним при встрече, сестренка! да смотри, чтобы у тебя не унес пол головы ненароком во время разговора!!! - и, рассмеявшись, брат убежал куда-то вместе со всеми спешащими.

- а вот и поговорю! - раздосадовано ответила ему уже вслед одувашка.
мимо нее, к горизонту, все еще бежали толпы желтых голов всех видов родственников. в их движениях явно читалась спешка. но куда они так спешили? почему никто больше не остановился и не поприветствовал ее? ведь она так долго не была дома. да и был ли это действительно ее дом?

любопытство взяло верх и одувашка, теперь уже, не торопясь, отправилась в ту сторону, куда направлялись все. дойдя до вершины, где, казалось, дорога заканчивалась и начинался обрыв, ее взгляду открылась красивейшая картина - поле белых зонтиков. все те, кто ступал дальше того места, на котором стояла она, попадали во вторую стадию жизни. желтый превращался в белый смешанный с пепельным, слова становились мудрее, движения аккуратнее. пушистые головы заполняли все пространство перед одувашкой. они выстраивались в ряды, прижимаясь плотно друг к другу. кто-то кричал ей, звал ее присоединиться, но она просто стояла, замерев на одном месте, не понимая зачем они все так торопили время. неужели им не хотелось подольше быть похожими на подсолнухи? и тут внезапно появился ветер. она почувствовала его по порывам воздуха, которые были резкими и холодными. он был явно не в духе - серьезный и злой.

- бегите! бегите!!! что же вы стоите??? - поддавшись инстинкту самосохранения, заложенного природой закричала одувашка. - он же сейчас заберет все то, что у вас осталось!!!

но в ответ никто не шелохнулся и тем более, ничего не ответил ей.
- ветер! - крикнула одувашка. - я знаю, что ты хороший! мы же договаривались с тобой, помнишь? мельницы, самолеты, дети...
- конечно я хороший и всего лишь делаю свою работу почтальона. разношу семена по всей земле. поэтому не стоит меня учить! все равно делать это лучше, чем я делаю сейчас, у меня вряд ли получится... - ветер был совсем не приветлив. он одним дуновением сорвал все пушинки с голов родственников одувашки и унес их раскидывать по миру, чтобы дать им новую жизнь.

перед одувашкой теперь было поле засыхающих стеблей, без признаков жизни. под раскаленным солнцем один за другим они клонились к земле, словно возвращаясь туда, откуда пришли. она провела рукой по своим волосам и обнаружила, что желтизна ушла, а в ладони осталось одно семя. одувашка бережно спрятала его подальше в карман.

- однажды я найду такое место, где тебя никто не потревожит. ты будешь одним из тех, кто увидит и проживет две жизни.
она побрела обратно по дороге. только навстречу ей уже никто не спешил. одувашке казалось, что она осталась одна на всем белом свете. одна она и 200 семян-пушинок на ее голове наедине сами с собой. 
- я буду вас беречь!!! - ласково сказала она и  неожиданно для себя... проснулась.

одувашка проснулась на рассвете и тут же схватилась за голову, чтобы проверить все ли с ней в порядке, все ли на месте. на голове был все тот же пух и зонтики-семена и она с облегчением выдохнула. это был только сон, но он так был похож на правду. одувашка положила руки под голову и стала смотреть на утреннее небо. в ее ладонях теперь находилась судьба 200 новых жизней, которым только предстояло однажды увидеть свет. где-то совсем рядом  проснулись птицы и начали петь и верещать изо всех кустов и со всех деревьев. из деревни снова веяло свежим хлебом. начинался новый день второй жизни одувашки, которую она была удостоена чести увидеть и даже прожить.

Комментариев нет:

Отправить комментарий