суббота, 21 января 2012 г.

бабочки

генри быстро зашел в темное помещение, плотно захлопнув за собой дверь. часы показывали ровно 7.15 утра. тишина полностью окутала стены квадратной комнаты. он ориентировался по памяти, просто видел перед собой картинку этой самой комнаты, с той лишь разницей, что тогда в ней был дневной свет. выключатель находился через несколько шагов. щелк. лампы, расположенные по периметру помещения, проснувшись, зажужжали. он подошел к широкому столу, отодвинул кресло и, со вздохом сожаления, или разочарования, принялся рассматривать то, что лежало прямо перед ним. это были осколки стекла сосуда, которые вчера, на заходе солнца, ему принес какой-то юный мальчишка, почти со слезами на глазах умоляя склеить их. генри отложил работу на утро, потому что случай не требовал срочного вмешательства и мог подождать до утра. тем более, пока что, это был единственный заказ.



так уж сложилось в этой жизни, что любое стекло однажды, если не разобьется, то, обязательно даст трещину. работа генри заключалась в том, чтобы соединять отколовшиеся кусочки, или склеивать трещины. рано или поздно, клиенты обращались к нему вновь. таким образом, работой он был обеспечен до тех пор, пока в руках не появится старческая дрожь и смерть внезапно не постучится в его дверь, или все человечество  вдруг исчезнет с лица земли.
случай мальчишки был одним из распространенных. поэтому, если за то время, что генри будет склеивать осколки, словно пазл, кто-нибудь, в отчаянии, не принесет ему новые, вполне можно рассчитывать на свободное время после обеда. не медля, он разложил каждый осколок на нужное расстояние друг от друга и несколько минут просто осматривал детали. когда готовое изображение выстроилось в его голове, он остановил взгляд на темном полотне, которое висело напротив него, и начал собирать осколки.


сначала генри выстроил основу - она была повреждена больше всего. видимо, владелец сосуда был не слишком опытен в обращении с фундаментом. дальше работа пошла быстрее. кусочек за кусочком находили свое место. генри ни разу не видел повторяющихся экземпляров - все сосуды были уникальны по-своему. из-за этого он не мог разработать шаблоны, что значительно бы ускорило процесс восстановления. он смог лишь немного упростить долгий процесс подбора деталей тем, что около 10 минут расфокусировал свой взгляд, чтобы увидеть хотя бы часть картинки, по которой предстояло потом заниматься сборкой. после того, как сосуд принимал нужный вид, генри звонил заказчику и сообщал о готовности изделия. клиент приходил, расплачивался, подписывал счета и бумаги, в которых принимал изделие и не имел претензий, если генри немного отклонился от первоначальной формы. ведь, фактически, он работал в слепую, словно, был сборщиком конструктора, к которому была утеряна схема и инструкция по сборке, но, в конце концов, детали все равно принимали какую-то форму. любой материал после повреждения, будь то стекло или нет, навсегда менял первоначальную форму предмета, как бы старательно генри не пытался угадать ее.



последний кусочек осколков сосуда, принесенных мальчишкой, встал на свое место. несколько секунд генри придавал ему окончательную, обновленную форму энергией широких ладоней, а затем вытащил папку и набрал номер, чтобы сообщить о завершении работы.

каждый клиент, хотя бы один раз приносивший ему сосуды, заносился в отдельную папку. можно сказать, что это было "личное дело", где генри записывал контактные телефоны, имя, возраст и описывал форму, которую принимал сосуд после восстановления. если клиент приходил вновь - это значительно упрощало повторную сборку.

через полчаса после звонка в дверь постучали. генри потушил сигарету, которую он успел докурить только до середины, и спросив "кто?", повернул ключ в замочной скважине. на пороге стоял запыхавшийся мальчишка. его быстрое появление отразилось на лице. капельки пота стекали по вискам, и, ненадолго задерживаясь на скулах, падали на ровные плечи. генри улыбался.
- пройдемте! я покажу вам новую форму вашего сосуда. - сказал генри.

они зашли внутрь помещения и генри достал с полки то, что предназначалось мальчишке.
- ну как? угадал я с формой? а? - смеясь спросил он, изумленного точностью, мальчишку. но тот и слова вымолвить не мог, лишь кивнул головой. - тогда если замечаний и претензий нет, то поставьте свою подпись здесь и здесь. с вас 50 евро.

мальчишка достал толстый бумажник и, поставив подпись, означающую полное согласие, положил на стол 55 евро.
- 50, сэр! - попытался вернуть обратно лишние деньги генри.
-  5 - чаевые за скорость выполнения работы. я никогда не встречал более опытного мастера, чем вы! - решительно сказал мальчишка, видимо его сосуд уже не первый раз попадал в ремонт.

- спасибо! не стоило. вы бы берегли его. сами понимаете, ничто не вечно. через несколько лет от него может ничего не остаться при таком жестком графике использования. осколки станут настолько малы, что даже я, к сожалению, не смогу вам помочь.
- хорошо. я постараюсь. - ответил мальчишка. забрал сосуд и, махнув рукой, вышел, оставив генри наедине с самим собой.

так как в течении утра новых заказов не поступило, у генри оставалось свободное время до 3 часов дня, когда обычно приходят сразу несколько клиентов. так что теперь у него было целых два часа, которые можно было посвятить своей жизни.

он вышел из рабочего помещения, оставив номер своего телефона для экстренной связи, а затем, перешел в соседнее помещение, которое находилось в 100 метрах от первого. эта комната была гораздо больше той, в которой работал генри. она представляла из себя пустое ангарное помещение с высокой крышей. в середине помещения стоял круглый стол, на котором был зафиксирован светящийся сосуд генри.

тихо подойдя к столу, генри аккуратно взял в руки эту форму и прижал к сердцу. почувствовав родное тепло, что-то внутри, словно шевельнулось. затем генри приложил усилие и сосуд бесшумно вошел внутрь тела и встал на свое место рядом с сердцем.

сосуд генри имел форму дерева, ветви которого постоянно перемещались, будто задеваемые ветром. его сосуд отличался непостоянством. но не смотря на вечное движение, тонкое стекло казалось прочнее всякого металла. в этом стеклянном дереве жил огонь, страсть, желание - все это олицетворяли собой бабочки, пархающие внутри. как только у генри появлялась свободная минутка, он приходил в ангар и просто смотрел на загадочные перемещения внутри сосуда, ощущая их внутри себя. когда времени было достаточно, как сегодня, он помещал форму внутрь себя и наслаждался бурей, переворачивающей весь установленный порядок вверх дном.

- как люди могут быть так неосторожны с первоначальной формой, которая им дается по вступлению в зрелый возраст? - часто задавал сам себе вопрос генри. но, последнее время, все чаще убеждался, что без препятствий и разрушения не было бы эволюции. без разрушения невозможно двигаться дальше.

секрет постоянства формы генри, был лишь в том, что он дозировано погружал себя в страсть, желание и огонь. и от того, стенки его сосуда становились крепче и выносливее каждый раз, как он вынимал его наружу и ставил обратно на стол. он прекрасно знал, что даже таким образом не сможет подарить себе постоянство ощущений, которые дарили ему бабочки. когда-нибудь они улетят и найдут себе другое дерево, а генри вырастит новых, но сначала соберет по осколкам форму из старого сосуда. механизм, который не менялся веками, вряд ли изменится потом. пока существуют люди, пока они рождают новых людей, сосуды будут биться, а значит профессия генри будет востребована.

он поставил сосуд на стол. еще раз посмотрел на бабочек, пархающих с ветки на ветку и, закрыв дверь, направился к рабочему помещению, около которого уже стоял только что подошедший клиент и набирал его номер. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий