воскресенье, 30 октября 2011 г.

элек34ное. старость

после прочтения написанных заметок, стало ясно, что общий тег, который захватил меня вечером 28 дня октября в электричке - это старость.
отправной точкой послужил разговор молодого человека со своей бабушкой. глядя в отражение стекла, я пыталась понять сколько ему лет. на вид - лет 30-35. а вообще, внешняя оболочка обманчива. он ехал с тележкой. что уж в ней было, одному Богу известно. если бы ни его разговор по телефону, я бы ни за что на свете не заподозрила его в какой-либо необычности, более того, я бы даже не посмотрела в его сторону. такой уж вот он был обыкновенный с виду. а тот факт, что с тележкой - так ведь этим никого не удивишь, особенно в направлении остановки "52км".
...вот ведь интересно (это я об остановках), во всех маршрутах так или нет? когда ты отправляешься из точки - остановки до определенной станции именуются удаленностью от этого места. но, доехав до середины пути - они называются все так же на удаленность, но уже от середины пути... 
вагон погруженный в легкую дрему пятницы, был наполнен чем-то чуть легче простой тишины, пока звонок из третьего купе не заставил всех услышать телефонный разговор: 
- бабуля привет! ты чего звонишь? нормально все? ты меня как, хорошо слышишь по этому телефону? - он достаточно явно картавил. говорил слишком громко, поэтому его просто нельзя было не услышать. в этот момент я застряла на одной и той же строчке Мураками, как пластинка, которая, спотыкаясь о царапину, заикается на одном и том же месте. - алло! бабуля! помнишь дядю **** офицера? я рассказывал тебе. которого шлюхи опоили. что он ушел и потерял память. помнишь?  ну ладно, я приеду и расскажу. бабуля... бабуля!!! ты всегда бери с собой телефон, а то случись у тебя, как у него... и что делать???
разговор закончился слишком неожиданно. я снова вернулась к чтению. глаза сдвинулись со строчки, на которой застряли. но вскоре стало понятно, что информация уже не впитывается, а просто стекает вниз - бесполезное чтение. я убрала книгу. достала наушники и собиралась вздремнуть полчаса, погрузившись в нечто иное, чем стук колес. но сон не шел. открыв глаза, потихоньку возвращалась к реальности этого вагона и людей, которые были вокруг меня, но теперь я их не слышала. музыка создавала нечто большее, чем просто шум. это было время, когда можно смотреть в окно, ничего при этом не видеть, потому что во-первых темно, а во-вторых люди из купе слева отражаются там. так появляются пустые пространства, свободные для мыслей просторы. ты сидишь слышишь знакомые звуки, слова, которые имеют для ТЕБЯ особый смысл, и погружаешься в то самое место, где поток мыслей становится слишком очевидным и чистым, таким, что его можно весь разложить по полочкам. я просто погрузилась с головой в этот поток и наблюдала за тем, как меняются люди, лица, мимика, жесты.
компания "транспортная торговля" всю дорогу пыталась соблазнить меня мороженым, сухариками, какой-то еще "едой", стельками отечественного производства. и ни один не смог убедить так, чтобы это действительно захотелось купить. 
очередная женщина-торгаш переходила в другой вагон, таща на себе баул. мой взгляд уцепился за окрас ее волос. седина (цвет звезды), которая брала верх над краской в очередной раз, пробивала себе дорогу,  обволакивала, словно паутиной не слишком редкие, но и не слишком густые волосы, истинный цвет которых, был спрятан за краской темного цвета. она добралась уже до середины головы. до вершин ушей. если женщина позволила седине это сделать, значит она приняла себя в том виде в котором она есть, больше не пытаясь скрыть тот факт, что организм стареет и никакая краска уже не сделает ее такой, какой она была раньше. мысли чистыми, а тело упругим и свежим.
люди входили и выходили. кто-то бегал от контролеров из вагона в вагон. кто-то выходил курить через каждые 15-20 минут. жизнь не останавливалась. в каждом сидячем на скамейках бездействии, был какой-то смысл - домой, к жене, детям, к бабушке, на дачу, к любовнице... смысл и направление есть всегда. 
по правой стороне у двери, где находятся "места для пассажиров с детьми и инвалидов" сидела женщина средних лет. вязала. сначала что-то где-то екнуло у меня внутри, но отошло. я удивилась, к чему бы это? через какое-то время я долго не моргая, чисто случайно, как это бывает, смотрела на ее спицы, руки, толстые черные шерстяные нитки. и у меня в голове поплыли воспоминания. 
вечер. темно. осень. бабушка учит меня вязать. начальная школа. на уроке труда, который, я, кажется, пропустила по какой-то причине, объясняли стили петель. я пытаюсь наверстать упущенное. свет от настенной лампы. бабушка сидит в кресле я, если не изменяет память, на маленьком детском стульчике (он и по сей день жив) сижу я пытаюсь впитать сколько петель накинуть, сколько снять и как правильно держать спицы, чтобы вышел нужный узор. работает телевизор. в конце этого обучения у меня будет неприятно-красным жечь указательный палец на правой руке, потому что я слишком сильно старалась.
звук. движение. я отвлекаюсь от спиц, этой женщины. но все еще смотрю на нее и мысленно говорю спасибо, за то, что я вспомнила то, что лежало в памяти в отсеке с детскими воспоминаниями.
- приеду и расскажу бабушке... - подумала я. 
...так и сделала. в коридоре перед уходом домой фразой "а помнишь...?". она рассмеялась. мы попрощались. почему-то в тот вечер все сводилось именно к слову "старость"...

Комментариев нет:

Отправить комментарий