вторник, 20 сентября 2011 г.

удав

в час, когда лента эскалатора становится черным удавом и опутывает сетью мощных объятий, стаи влюбленных и просто любовников отправляются маршрутами в разные концы города. у них нет законов, нет правил. они живут здесь и сейчас. с переходами на ветках, с прыжками через стрелки путей движутся к цели, которые отмечены на карте подсознания. их можно вычислить с первого взгляда: расширенные зрачки, телефон в руках и бесконечный поток смс, которые разлетаются на призывы к действию по всему дисплею.
когда наши взгляды встречаются с одним из них, он спрашивает: "а что здесь делаешь ты?" 
я говорю "ничего. сижу пишу. меня вообще здесь нет на самом деле. это всего лишь мой фантом."
"хорошо, если так, то почему он здесь? почему он видит нас?"
"знаешь, - говорю я, - есть люди, у которых чувство влюбленности циркулирует по организму вместе с кровью всю жизнь. потому что в них живет это небо, этот дождь, поезда, самолеты, машины, пробки, воздух, пропитанный пылью и песком, дымом, едкими ароматами магазинов типа Рив Гош... представляешь что это? это целый мир в одном большом общем мире...может быть поэтому я вас вижу всех. из-за схожести в чем-то"
"мне выходить. моя остановка."

он выходит, просто шагает вперед сквозь двери хотя состав не делает ни одной остановки. в этот же момент входит другой. смотрит на меня, щурится улыбаясь и говорит: "встретил товарища сейчас. говорит ты сидишь тут пишешь?" я говорю: "пишу"
"а кто будет читать это - эти твои закарючки? ты известный писатель?"
"нет..."
"ты уже писал книги до этого?"
"нет..."
я смотрю на него. видимо, он возвращается после бурной ночи домой. домой... помятое лицо, еле уловимый запах алкоголя и секса, уставшие глаза, немного смятая одежда. его силовое поле показывает около 25. мое 90.
случайно посмотрев в монитор, вижу следующее: буквы устроили съемки порнофильма прямо у меня перед носом. я смотрю на них и ни черта не понимаю. слова разбрелись по разным углам и имеют теперь значения, которые понятны только им. "Ы" и "М" показывают неизданные пошлости, "Я" - в роли оператора, остальные галдят что-то невнятное из динамиков. беру их по одной и перетаскиваю по местам, заставляю принять нужный смысл, принять действительность. успокаиваются.
смотрю вокруг - никого. все вышли, наверное, на предыдущей станции. я один в вагоне. нужно закончить начатое. итак... "когда лента эскалатора становится черным удавом и опутывает сетью мощных объятий, сдавливая шею, воздух проникает в тело через поры кожи. сердце учащенно бьется. его ритм играет лучший барабанщик твоего тела, своего дела. потом вступают нервы, тянут по струнным..." нет. не то. опять не то. буквы плывут. меняют внешний вид, как хамелеон. и получается, что я пишу "просто", а получается "прости". так дело не пойдет. хлопаю крышкой ноутбука, как обычно хлопает крышкой рояля разъяренный неудачей пианист. убираю его в сумку и собираюсь выйти так же, через ту же самую дверь, в которую выходили те, кого я видел.
состав несется без остановок в депо, периодически сигналя кому-то. в вагоне туман, потому что машинист явно нервно курит за дверью, как-будто ждет возле палаты, когда родит жена. я, пожалуй, проеду еще немного. надо постучать и попросить его курить меньше. а то я так точно загнусь от недостатка воздуха. стучусь в кабину. открываю дверь. он, испугавшись моего неожиданного появления, давит рычаг с тормозами и я вылетаю через лобовое стекло вперед. кажется, меня жалит током от соприкосновения тела с рельсами. я невольно выгибаюсь, но не чувствую боли. мой ноутбук, который был все это время подмышкой, открыт и стоит прямо передо мной. буквы сложились в нужный порядок... отлично.
я снова вижу этого удава, который приближается медленно из глубины тоннеля. извиваясь над моим телом он выбирает с чего начать. вижу его глаза. во мне нет больше страха. дыхание в норме. он сжимает меня крепче с каждым витком. от груди к шее... кажется осталось совсем немного. я не знаю, что ждет меня дальше, после того, как произойдет мой последний вздох. не дожидаясь этого момента, я нащупываю кнопку "отключить контроль" и тело переходит в автономный режим существования.
мой фантом поднимается и протирает от сна глаза. на шее следы от чьих-то объятий.  индикатор жизни мерцает на путях зеленым огоньком. слова все еще имеют смысл, время течет дальше, а значит все происходящее так и должно /было/ быть...

Комментариев нет:

Отправить комментарий