вторник, 24 мая 2011 г.

и ведь приснится же!

я помню ты обещала мне с вечера явиться суккубом (нежно-грубой настойчивой и немного кусачей). я ждала. но в итоге я пришла к тебе на свидание в прокуренное кафе, с кем-то из своих подруг, в кожаной куртке и кедах. это было чувство второго свидания, когда ты уже видела человека и второй раз увидеть проще, но всё так же замирает внутри при встрече. мы сидели там некоторое время, обнявшись... потом куда-то ушли.
 
следующий эпизод, который я помню. мы в большом (возможно) шоппинг-центре. вернулись девочки откуда-то снова и откуда-то снова у них внизу в цоколе игра. мы отстали. а куда идти понятия не имеем. несёмся сквозь толпу людей. прыгаем на эскалатор вверх, хотя нам нужно вниз. на игру мы так и не попали... потому что дальше третий эпизод.
ты и я спускаемся в какое-то страшно-ужасное помещение. лестница одна, но я вижу как ты спускаешься рядом со мной (без лестницы). и обратно пути нет. нужно ползти только вперёд. по узкой трубе. кажется во сне у меня клаустрофобия. я не помню, как (я? ты? мы?) оттуда вылезли. я помню, что это случилось. но больше ты мне не снилась в эту ночь.
потом (опять во сне, который раз) я стала что-то писАть. это был охренительный текст. я никогда его не слышала прежде. кажется он был не на русском и даже не на английском. интуитивно могу сказать, что это было что-то восточное (может быть это влияние книги про Израиль, которую я читала  перед сном, но она была на русском). и как всегда, в который раз я подумала - утром проснусь и запишу! сбилась со счёту сколько раз я наступила на одни и те же грабли.
открыла глаза в 7 утра. вчера был дождь, а сегодня опять солнце. нет никаких новостей. значить лягу ещё поспать. и тут я оказываюсь в самолёте, на сиденье, которого никогда не было и не будет в этой машине. она находится в хвостовой части самолёта. снаружи. с виду, этакая катапульта на одного. я понимаю, что я не в питере, не в москве. я нутром чую, что я во Владивостоке, хотя опознавательных знаков не вижу. сижу в этом грёбанном кресле. самолёт разогревает двигатели. я не слышу этого шума. просто понимаю, что я не хочу отсюда улетать. но вылезти не пытаюсь. самолёт взлетает и я падаю... знаешь как это бывает. ты падаешь....... вздрагиваешь и просыпаешься! сердце стучит так бешено, что кажется ещё один вздох и ты труп. обошлось. 
что-то было шестым эпизодом, но теперь мозг отказывается вспоминать это... да и память, как оказалось, у меня не очень. надо развивать.

вот так я опять бездарно проспала всю ночь: не написала ничего, что писала во сне на незнакомом языке и даже не разбилась, упав с высоты.

Комментариев нет:

Отправить комментарий