суббота, 22 декабря 2012 г.

Ожидание - не катастрофа...

На улице было то самое время года, когда входишь с улицы в теплое кафе и иней на ресницах тает. Зима.

Потоки прогретого воздуха со всех сторон обволакивали тело так, что через несколько минут оно сдавалось, расслаблялось и почти забывало о том, что еще совсем недавно его било дрожью и колючим ветром в лицо при -18 и 85% влажности.

Милки сидела за столиком у окна, смотрела на бегущих людей в свете фонарей, неоновых вывесок, фар машин, и грела руки, обнимая пальцами чашку горячего капучино. Совсем никакого сладкого, хотя любезный официант предложил ей выбрать что-нибудь из большого ассортимента чизкейков и прочих вкусностей.

- Спасибо, - улыбаясь, ответила она, - но уже "после шести".
Официант улыбнулся в ответ.
- Ах, да, конечно! - сказал он, будто всю жизнь соблюдал это правило.

Капучино был немного переслащен, потому что в момент насыпания сахара Милки вспомнила одну мысль, которая не так давно случилась в ее постоянно заваленной размышлениями голове. Вместе с мыслью вспомнилась и девушка, глядя на которую обо всем этом думалось.



Дело в том, что та особа была не совсем обычная. Может быть, она даже была немного безумна - самую малость. Ее детская непосредственность выделялась очень ярким контрастом, заключенным в уже сформировавшееся женское тело. Милки видела ее в бассейне фитнес-клуба.

Помимо всей этой непосредственности присутствовало что-то такое, что нельзя не заметить. Это бросалось прямо в глаза, а потом как-то странно растекалось по всему организму, и от этого чувства становилось не по себе.

Вся эта девушка излучала какие-то особые флюиды, что, глядя на нее, возникало непреодолимое желание без желания обладать. Наверное, именно с таким не справляются маньяки, но между Милки и маньяками была одна существенная разница - Милки не была маньяком, но все равно эта девушка не ускользнула из ее поля зрения.

Блуждающий по поверхности взгляд, абсолютно раскованная походка, легкая улыбка и совершенно девственная фигура. Девушка не отличалась чрезвычайной внешней красотой, но и страшной ее тоже нельзя было назвать. Милки наблюдала за ней, за ее мимикой, странно свободными движениями, и медленно сходила с ума.

Телефон завибрировал и пополз по гладкому столику к краю, наверное, собираясь покончить сам с собой, тем самым отвлекая от странных воспоминаний.
"Я немного опаздываю, но уже еду", - гласило смс.

"Как же медленно разгоняется этот поезд, - подумала Милки. - Может быть, все это к лучшему?! Несомненно, так и есть..."

Ей было странно от сложившейся ситуации, потому что она - ситуация, действительно, напоминала длинный товарный состав, который еле-еле, раскачиваясь, только собирается набрать скорость. Будто два машиниста сидят в одной кабине,  что-то выжидают - то ли сигнал от диспетчера, то ли какой-то особый знак.

Не было ни прыжка в бездну, ни падения в омут с головой. Милки просто знала, что к этому задерживающемуся человеку ее очень сильно тянет. Она не понимала почему так происходит сейчас. Между ними в общей сложности было не более пяти часов разговоров, но кроме этого было что-то еще внутри - ощущения.

В груди все еще ворочался и укладывался, как кот, груз прошлых отношений. С каждым его поворотом в сердце закрадывались опасения и сомнения. Опыт делает человека осторожным, заставляет просчитывать шаги на сотни метров вперед, потому что пережитое душой никогда не проходит бесследно, оно наслаивается "прошлым на прошлое" и как только задеваешь один слой, все остальные тут же напоминают о себе.

Выстукивая ногой под столом ритм мелодии известной одной только ей, Милки отправила ответ: "Ничего страшного, это - не катастрофа". Человек задерживался всего лишь на полчаса. Затем отхлебнула заметно остывший капучино, посмотрела куда-то вглубь чашки, пытаясь увидеть дно, и, снова повернувшись к окну, окунулась в свои мысли. Ожидание - не катастрофа, хуже, когда ждать нечего.

1 комментарий:

  1. "Ожидание - не катастрофа, хуже, когда ждать нечего." Надо бы это запомнить

    ОтветитьУдалить